Статья 1199 ГК РФ. Право, подлежащее применению к опеке и попечительству

Текущая редакция ст. 1199 ГК РФ с комментариями и дополнениями на 2018 год

1. Опека или попечительство над несовершеннолетними, недееспособными или ограниченными в дееспособности совершеннолетними лицами устанавливается и отменяется по личному закону лица, в отношении которого устанавливается либо отменяется опека или попечительство.

2. Обязанность опекуна (попечителя) принять опеку (попечительство) определяется по личному закону лица, назначаемого опекуном (попечителем).

3. Отношения между опекуном (попечителем) и лицом, находящимся под опекой (попечительством), определяются по праву страны, учреждение которой назначило опекуна (попечителя). Однако когда лицо, находящееся под опекой (попечительством), имеет место жительства в Российской Федерации, применяется российское право, если оно более благоприятно для этого лица.

Комментарий к статье 1199 ГК РФ

1. В ОГЗ 1961 г. и ОГЗ 1991 г., ГК 1964 г. коллизионные нормы по вопросам опеки и попечительства отсутствовали. Включение их в раздел 6 ГК продолжает выраженную в части первой Кодекса линию на закрепление в гражданском законодательстве института опеки и попечительства как инструмента защиты гражданских прав лиц, признаваемых недееспособными или не полностью дееспособными, восполнения их дееспособности. Следует напомнить: в отличие от главы 13 ранее действовавшего КоБС, предусматривавшей развернутую систему правил об опеке и попечительстве, глава 20 СК посвящена исключительно опеке и попечительству над детьми, причем соответствующие проблемы регулируются ее нормами в значительной мере под углом зрения целей и задач семейного законодательства. Что касается раздела 7 СК, объединяющего коллизионные нормы, которые применяются к семейным отношениям, то он не содержит каких-либо предписаний, касающихся опеки и попечительства, тогда как в "арсенале" соответствующего по назначению раздела 5 КоБС такие нормы имелись (распространялись они на установление опеки (попечительства) над советскими гражданами, проживавшими вне пределов СССР, и над иностранными гражданами в РСФСР, а также на признание опеки (попечительства), установленной вне пределов СССР). Правила ст. 1199 восполняют таким образом пробел в коллизионном праве, возникший в результате "перераспределения" регулирования опеки и попечительства между новыми Гражданским и Семейным кодексами.

В ст. 1199 решаются три основные коллизионные проблемы отношений опеки и попечительства: первая связана с установлением или отменой опеки (попечительства), вторая - с обязанностью опекуна (попечителя) принять опеку (попечительство), третья - с отношениями между опекуном (попечителем) и подопечным. Круг вопросов опеки и попечительства, решаемых в Минской конвенции 1993 г. и ряде двусторонних договоров о правовой помощи, шире и включает также вопросы компетенции учреждений договаривающихся сторон по делам об установлении или отмене опеки (попечительства), принятия ими мер по опеке (попечительству) и порядка передачи одним учреждением другому опеки (попечительства). За рамки вопросов, решаемых в п. 1 - 3 ст. 1199, выходит и Модель ГК для стран СНГ, одно из положений которой в статье об опеке и попечительстве определяет условие признания действительной опеки (попечительства), установленной над гражданами соответствующей страны, проживающими вне ее пределов: опека (попечительство) признается в этом случае действительной, если против ее установления или признания нет основанных на законе возражений компетентного консульского учреждения.

2. Сопоставление правил п. 1 ст. 1199 с соответствующими правилами упомянутой Модели и гражданских кодексов Армении, Белоруссии, Киргизии, Узбекистана обнаруживает немаловажные различия в коллизионных привязках, определяющих право, применимое к установлению и отмене опеки (попечительства). Модель, гражданские кодексы Киргизии и Узбекистана обязывают следовать в этих вопросах закону суда, а не личному закону подопечного, как предусмотрено в гражданских кодексах России, Армении и Белоруссии. Отказ от начала закона суда и переход к личному закону лежат, как отмечалось, "в русле современных требований учитывать право, отражающее наиболее тесную связь личности с правом его государства..." .

--------------------------------
Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. М.: Юристъ, 2002. С. 389.

Вместе с тем различия в практических последствиях такого перехода в значительной степени "сглаживаются" в силу конструкции личного закона, предусматриваемой ст. 1195 ГК: на основании п. 1 и 3 этой статьи к установлению и отмене в России опеки (попечительства) над российским гражданином, а также над иностранным гражданином, имеющим место жительства на российской территории, применяется российское право.

К отношениям по установлению и отмене опеки (попечительства), подпадающим под действие международных договоров РФ, применяются правила этих договоров. Минская конвенция 1993 г., а равно договоры о правовой помощи с Азербайджаном, Болгарией, Венгрией, Вьетнамом, Кубой, Латвией, Литвой, Молдавией, Монголией, Польшей, Словакией, Чехией, Эстонией и др. обязывают применять к указанным отношениям закон гражданства лица, над которым устанавливается опека (попечительство). В указанных Конвенции и двусторонних договорах регулируется также компетенция по делам об установлении или отмене опеки (попечительства). Так, Конвенция признает компетентными по таким делам учреждения договаривающейся стороны, гражданином которой является подопечный. Компетентное учреждение может передать опеку или попечительство учреждению другой договаривающейся стороны, если лицо, находящееся под опекой или попечительством, имеет на ее территории место жительства, место пребывания или имущество. Передача вступает в силу с момента, когда запрашиваемое учреждение примет на себя опеку или попечительство и уведомит об этом запрашивающее учреждение. Учреждение, принявшее опеку или попечительство, осуществляет их по законодательству своего государства.

Зарубежные кодификации международного частного права предусматривают действие - при решении коллизионных вопросов, связанных с установлением опеки или попечительства, - личного закона подопечного (Австрия, Венгрия, Португалия, Румыния) или его разновидностей - закона гражданства (Германия, Польша, Тунис, Турция), закона места жительства (Венесуэла, Перу), закона домицилия (канадская провинция Квебек). По Вводному закону 1896/1986 гг. к Германскому ГУ гражданину иностранного государства, имеющему свое обычное место пребывания или, при отсутствии такового, свое место пребывания в Германии, попечитель может быть назначен согласно германскому праву. Закон Лихтенштейна о международном частном праве 1996 г. считает определяющим, если опеку или попечительство назначает суд этой страны, право Лихтенштейна.

В п. 1 ст. 1199 говорится об опеке или попечительстве над несовершеннолетними, недееспособными или ограниченными в дееспособности совершеннолетними лицами. В соответствии с российским гражданским законодательством (ст. 32 и 33 ГК) опека устанавливается над: малолетними (1) и гражданами, признанными судом недееспособными вследствие психического расстройства (2), а попечительство - над: несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет (1) и гражданами, ограниченными судом в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами (2). К категории лиц, обозначенных в п. 1 ст. 1199, не относятся совершеннолетние дееспособные граждане, которые по состоянию здоровья не в силах самостоятельно осуществлять и защищать свои права и исполнять обязанности и над которыми по этой причине может быть установлено попечительство в форме патронажа (ст. 41 ГК).

3. Личному закону лица, назначаемого опекуном (попечителем), подчиняется согласно п. 2 ст. 1199 обязанность опекуна (попечителя) принять опеку (попечительство). Аналогичным образом решается вопрос о праве, применимом к этой обязанности опекуна (попечителя), в Модели ГК для стран СНГ, а также в гражданских кодексах Армении, Белоруссии, Киргизии и Узбекистана. Минская конвенция 1993 г., а также ряд двусторонних договоров о правовой помощи, включая Договор между Российской Федерацией и Польшей о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам 1996 г., предусматривают применение к обязанности лица принять опеку (попечительство) законодательства страны, гражданином которой является назначаемый опекун (попечитель). Отсюда следует, к примеру, что в случае, когда российский орган местного самоуправления назначает опекуном (попечителем) проживающего в России гражданина Польши, его обязанность принять опеку (попечительство) над лицом, являющимся российским гражданином, должна регулироваться законом гражданства опекуна (попечителя), т.е. польским законом, а не личным законом, которым - при отсутствии предусматривающего иное правило международного договора РФ - было бы признано (на основании п. 3 ст. 1195 ГК) российское право. Назначение опекуном (попечителем) польского гражданина должно удовлетворять в этом случае требованиям, сформулированным в п. 4 ст. 31 упомянутого российско-польского Договора: для гражданина одной договаривающейся стороны может быть назначен опекун или попечитель, являющийся гражданином другой договаривающейся стороны, если он проживает на территории договаривающейся стороны, в которой должны осуществляться опека или попечительство, и если его назначение наиболее полно отвечает интересам подопечного. Минская конвенция 1993 г., а также большинство двусторонних договоров о правовой помощи, решающих вопросы опеки (попечительства), ограничиваются в таких случаях требованием проживания лица, назначаемого опекуном (попечителем), в стране, где должна осуществляться опека (попечительство).

По российскому закону (п. 3 ст. 35 ГК) опекун или попечитель может быть назначен только с его согласия. При этом должны учитываться его нравственные и иные личные качества, способность к выполнению обязанностей опекуна или попечителя, отношения, существующие между ним и лицом, нуждающимся в опеке или попечительстве, а если это возможно - и желание подопечного. Акт главы местной администрации, которым устанавливается опека (попечительство) и назначается опекун (попечитель), может быть обжалован в суд на основании Закона РФ от 27 апреля 1993 г. N 4866-1 "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" .

--------------------------------
Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 19. Ст. 685.

4. В п. 3 ст. 1199 из круга отношений, связанных с установлением опеки (попечительства), выделяются отношения между опекуном (попечителем) и лицом, находящимся под опекой (попечительством), и для этих отношений предусматривается специальная коллизионная норма. Этой нормой гражданство одной из сторон (или их общее гражданство) во внимание не принимается, и указанные отношения определяются по праву страны, учреждение которой назначило опекуна (попечителя). Если опекун (попечитель) назначен российским учреждением, то к отношениям между опекуном (попечителем) и подопечным подлежит применению российское право, включая ст. 36 - 38 ГК, которыми регламентируются требования, предъявляемые к исполнению опекунами (попечителями) своих обязанностей, распоряжению имуществом подопечного, доверительному управлению этим имуществом. При назначении же опекуна (попечителя) учреждением другой страны указанные отношения подчиняются праву этой страны, за исключением случаев, когда лицо, находящееся под опекой (попечительством), имеет место жительства в Российской Федерации и российское право для такого лица более благоприятно. В этих случаях к соответствующим отношениям применяется российское право.

Правило п. 3, обязывающее применять российское право, если оно более благоприятно для лица, находящегося под опекой (попечительством), заслуживает того, чтобы остановиться на нем более обстоятельно. Как представляется, обозначенное этим правилом коллизионное решение выражает (несмотря на его ограниченный характер, проявляющийся в возможности выбора лишь между иностранным и российским правом) некоторые подходы, известные современному коллизионному праву: во-первых, приоритет отдается интересам слабой стороны в правоотношении; во-вторых, преодолению коллизии законов предшествует оценка последствий обращения к каждому из коллидирующих правопорядков; в-третьих, требование более благоприятного правового режима свидетельствует об ошибочности представлений о коллизионных нормах как о сугубо вспомогательных, технических и потому "нейтральных", "безразличных" по отношению к результату выбора коллизионной нормы. Сходное правило включено в Модель ГК для стран СНГ и гражданские кодексы Армении, Белоруссии, Киргизии, Узбекистана. Указ Венгрии 1979 г. "О международном частном праве", подчиняя отношения между опекуном и опекаемым праву государства, орган власти которого назначил опекуна, обязывает применять, если опекаемый проживает в Венгрии, венгерское право, если оно более благоприятно для опекаемого. Минская конвенция 1993 г. и двусторонние договоры о правовой помощи определяют отношения между опекуном (попечителем) и подопечным, как и п. 3 ст. 1199, по праву страны, учреждение которой назначило опекуна (попечителя), но не предусматривают изъятия из этого правила, отсылающего к более благоприятному для подопечного праву страны места его жительства.

Консультации и комментарии юристов по ст 1199 ГК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 1199 ГК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.