Статья 1215 ГК РФ. Сфера действия права, подлежащего применению к договору

Текущая редакция ст. 1215 ГК РФ с комментариями и дополнениями на 2018 год

1. Правом, подлежащим применению к договору в соответствии с правилами статей 1210-1214, 1216 настоящего Кодекса, определяются, в частности:
1) толкование договора;
2) права и обязанности сторон договора;
3) исполнение договора;
4) последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения договора;
5) прекращение договора;
6) последствия недействительности договора.

2. Если иное не вытекает из закона, положения пункта 1 настоящей статьи не затрагивают, в частности, сферу действия права, подлежащего применению к вопросам, указанным в пункте 2 статьи 1202, статье 1205.1 и пункте 5 статьи 1217.1 настоящего Кодекса. (Статья в редакции, введенной в действие с 1 ноября 2013 года Федеральным законом от 30 сентября 2013 года N 260-ФЗ.

Комментарий к статье 1215 ГК РФ

1. Данная норма представляет собой новеллу в отечественном международном частном праве. В международно-правовой практике, касающейся договорных отношений, прежде всего купли-продажи товаров, которая является одним из наиболее распространенных видов внешнеэкономических сделок, встречается несколько вариантов определения сферы применения коллизионной нормы: в "позитивном", "негативном" и "смешанном" вариантах. Впервые сфера применения коллизионной нормы была определена в "позитивном" варианте в Гаагских конвенциях: 1958 г. о праве, применимом к переходу права собственности при международной купле-продаже (ст. 2 ), и 1978 г. о праве, применимом к агентским договорам (ст. 8 ). В "смешанном" варианте эта сфера определена в Гаагской конвенции 1986 г. о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров (ст. 5 , 12 ).

--------------------------------
Согласно ст. 2 Конвенции право, применимое к договору купли-продажи, определяет между сторонами: момент, до которого продавец имеет право на плоды и иные приращения в отношении проданного товара; момент, до которого продавец несет риски в отношении проданного товара; момент, до которого продавец имеет право на возмещение убытков в отношении проданного товара; действительность оговорок о сохранении за продавцом права собственности.

Согласно ст. 8 Конвенции подлежащее применению право определяется, в частности, наличие, объем, изменение и прекращение полномочий представителя; право представителя передавать полностью или частично свои полномочия и назначать дополнительного представителя; право представителя заключать договор от имени представляемого при наличии возможной коллизии интересов представляемого и такого представителя; оговорки о недопущении конкуренции и о делькредере; возмещение за клиентуру; убытки, которые могут быть покрыты за счет вознаграждения.

Согласно ст. 5 Конвенция не определяет право, применимое к: а) правоспособности сторон или к последствиям ничтожности или недействительности договора вследствие недееспособности одной из сторон; б) вопросу о том, правомочен ли представитель связывать обязательством представляемого или правомочен ли орган юридического лица связывать обязательством это юридическое лицо; в) передаче права собственности; однако вопросы, прямо указанные в ст. 12, регулируются правом, применимым к договору в соответствии с Конвенцией; г) последствиям купли-продажи в отношении любых лиц помимо сторон; д) соглашению об арбитраже или выборе суда, даже если такое соглашение включено в договор купли-продажи.

Согласно ст. 12 Конвенции право, применимое к договору купли-продажи в соответствии со ст. 7, 8 и 9, регулирует, в частности: толкование договора; права и обязанности сторон и исполнение договора; момент приобретения покупателем права на продукты, плоды и доходы, связанные с товарами; момент перехода на покупателя рисков в отношении товаров; действительность и юридическую силу положений об удержании права собственности на товар в отношениях между сторонами; последствия неисполнения договора, включая виды убытков, за которые может быть получена компенсация, без ущерба, однако, для процессуальных норм страны суда; различные способы погашения обязательств, а также сроки приобретательной и исковой давности; последствия ничтожности или недействительности договора.

В Римской конвенции 1980 г. о праве, применимом к договорным обязательствам, также использован "позитивный" вариант определения сферы действия применимого права (ст. 10). В Межамериканской конвенции 1994 г. о праве, применимом к международным контрактам, использован "смешанный" вариант (ст. 5, 14).

В законах о международном частном праве иностранных государств также указывается на перечень отношений, которые регулируются применимым правом: законы Австрии и Италии содержат общую отсылку к Римской конвенции 1980 г. о праве, применимом к договорным обязательствам; отдельные статьи об отношениях, которые регламентируются применимым правом, содержат Вводный закон к Германскому ГУ 1896 г., ГК Испании 1889 г., Закон Румынии 1992 г. N 105 применительно к регулированию отношений международного частного права, Кодекс международного частного права Туниса 1998 г., Закон Чехии 1963 г. о международном частном праве и процессе.

В Модели ГК для стран СНГ (ст. 1227) сфера действия применимого права определена в "позитивном" варианте.

--------------------------------
Право, применяемое к договору в силу положений § 1 ст. 1227, охватывает, в частности: толкование договора; права и обязанности сторон; исполнение договора; последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения договора; прекращение договора; последствия ничтожности или недействительности договора; уступку требований и перевод долга в связи с договором.

Как видно, перечень отношений, которые регулируются применимым правом, сформулирован в приведенных международных конвенциях и национальных законах в основном в "позитивном" варианте; этот перечень охватывает основные вопросы реализации договора; во всех международных конвенциях и в законах Австрии, Италии, Германии, Румынии, Туниса, Чехии данный перечень не является замкнутым, что подчеркивается использованием слов "в частности"; исключены вопросы, затрагивающие личный статут участников правоотношений, обязательства по оборотным документам и по сделкам с ценными бумагами, соглашения об арбитраже или выборе суда. Общим является выделение именно тех аспектов, которые приведены и в комментируемой статье.

2. Впервые ГК в императивной форме сформулировал нормы относительно сферы действия права, подлежащего применению к договорам. Внешнеэкономический договор не выделяется, что соответствует общему подходу гл. 68 ГК; поэтому предписания ст. 1215 будут применяться при определении сферы действия права, подлежащего применению как к внешнеэкономическому, так и к иным договорам.

3. В ст. 1215 определена сфера действия права, применимого к договорным обязательственным отношениям: прежде всего в отношении прав и обязанностей сторон, включая последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения, в отношении оснований освобождения от ответственности, просрочки исполнения. Высказанное более 30 лет назад Л.А. Лунцем мнение о том, что к статуту обязательства не относятся вопросы о правосубъектности и правоспособности сторон по контракту, форме и порядке подписания контракта, вопросы вещного права (переход права собственности), получило подтверждение в отечественном законодательстве (в комментируемой статье, а также в ст. 1202, 1205, 1209) и в Венской конвенции ООН 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров (в частности, она не касается действительности самого договора или каких-либо из его положений, любого обычая, а также последствий, которые может иметь договор в отношении права собственности на проданный товар - ст. 4). В деле МКАС N 99/1994 (решение от 22 ноября 1995 г.) спор возник из заключенного российским продавцом с иностранным покупателем договора международной купли-продажи товара, цена в котором была дифференцирована в зависимости от процентного содержания обусловленного показателя. Цена на товар, качество которого ниже минимально допустимых требований, определена не была. Определение цены такого товара возможно на основе ст. 55 Венской конвенции ООН 1980 г. Учитывая, что условием применения этой статьи служит юридическая действительность контракта, заключенного без определения цены, а также тот факт, что Конвенция не касается действительности договора или каких-либо его положений, арбитры пришли к выводу, что юридическую действительность договора следует определять на основании норм применимого национального права, которым было признано право страны продавца (согласно ОГЗ 1991 г.). На основании п. 1 ст. 75 ОГЗ 1991 г. такой договор был признан юридически действительным.

--------------------------------
См.: Практика Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации. Научно-практический комментарий. Автор и составитель М.Г. Розенберг. М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1997. С. 158 - 164.

4. Указание в комментируемой статье на ст. 1210 означает, что подлежащее применению право может быть избрано сторонами договора (с учетом новелл ст. 1210 стороны имеют достаточно широкие правомочия), а указание на ст. 1211 - возможность определить применимое право либо государственным судом (на основании коллизионных норм российского права), либо международным коммерческим арбитражем (МКАС - на основе коллизионных норм, которые он сочтет применимыми, см. комментарий к ст. 1211). Тем самым обеспечивается единообразный подход при определении сферы действия права, подлежащего применению к договору, а именно: и в том и в другом случае она определяется правилами комментируемой статьи.

Приведенный в ст. 1215 перечень относится, однако, не ко всем видам договорных и иных правоотношений, по которым в гл. 68 ГК предусмотрены коллизионные нормы, а лишь к тем, относительно которых правила о применимом праве сформулированы в ст. 1210 - 1214, 1216 ГК. Не включены в определяемую данной статьей сферу действия применимого права односторонние сделки (наследование и завещание), обязательства, возникающие вследствие недобросовестной конкуренции и неосновательного обогащения.

Как отмечал Л.А. Лунц, выбор закона по воле сторон касается лишь вопросов о статуте обязательства. Автономия воли не выходит за эти пределы. Стороны не могут путем выбора закона избежать действия таких императивных законов, которые относятся к личному статуту участников сделки. Они не могут как-либо ограничить или расширить действие норм, касающихся право- или дееспособности организаций - участников сделки. Такие вопросы не подчинены обязательственному статуту и, следовательно, принципу автономии воли сторон . Данный подход принят в практике МКАС. В деле N 347/1995 (решение от 15 апреля 1996 г.) ответчик из Словакии полагал недействительным договор о переработке сырья, подписанный председателем его правления. Арбитры квалифицировали договор о выполнении работ из материалов заказчика как договор подряда. Поскольку договор не содержал соглашения сторон о нормах материального права, подлежащих применению, арбитры на основании п. 5 ст. 166 ОГЗ 1991 г. пришли к выводу о действии норм материального права Словацкой Республики и анализировали доводы ответчика о недействительности договора согласно Торговому кодексу Словакии.

--------------------------------
См.: Лунц Л.А. Внешнеторговая купля-продажа (коллизионные вопросы). М.: Юридическая литература, 1972. С. 51.

См.: Арбитражная практика за 1996 - 1997 гг. Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 1998. С. 60 - 64.

В деле N 73/1998 (решение от 31 марта 1999 г.) спор возник между российской и узбекской организациями. В результате письменного обмена мнениями в ходе арбитражного разбирательства стороны согласились, что к спору применимо российское материальное право. В силу ст. 161 ОГЗ 1991 г. правоспособность иностранного юридического лица определяется по праву страны, где учреждено юридическое лицо. Поскольку ответчик учрежден в Узбекистане, арбитры по данному вопросу учитывали соответствующие законодательные предписания, действующие в Узбекистане, включая установленные международными договорами, участником которых он является.

В деле N 420/1992 (Постановление от 5 мая 1995 г.) иностранный ответчик заявил, что иск не признает, т.к. договор, из которого возник спор, от его имени подписан лицом, которое не является сотрудником фирмы и не получало полномочий на подписание договора. Истец подтвердил, что договор был подписан лицом, которое представилось сотрудником фирмы, устно заявило о своих полномочиях на заключение сделок от имени фирмы и вручило свою визитную карточку с указанием, что оно является сотрудником фирмы. При определении действительности договора арбитры руководствовались правом страны места учреждения фирмы ответчика. Поскольку было доказано, что договор не был подписан ответчиком, содержащееся в нем арбитражное соглашение о рассмотрении споров (являющееся частью этого договора) тоже не может считаться заключенным между сторонами, состав арбитров на основании ст. 16 Закона об арбитраже 1993 г. признал, что у МКАС отсутствует компетенция рассматривать данный спор.

--------------------------------
См.: Практика Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации. Научно-практический комментарий. С. 106 - 108.

Подобный подход имеет важное практическое значение. Во-первых, ст. 1215 затрагивает отношения, возникающие в связи с определением применимого права по ст. 1210 - 1214 и 1216, т.е. сфера действия права, подлежащего применению к договору, затрагивает именно обязательственные отношения сторон такого договора. Это позволяет исключить встречающиеся в практике попытки определить по праву, применимому к договору, вопросы, подлежащие определению на основе "личного" закона юридического лица. Во-вторых, выделение наиболее важных вопросов, которые определяются применимым правом, служит ориентиром для правоприменительных органов, международных арбитров и сторон договора, что особенно важно в условиях формирования рыночных отношений. В-третьих, незамкнутый перечень вопросов, которые определяются правом, подлежащим применению к договору, позволяет обратиться к этому праву и по другим вопросам обязательственных отношений сторон договора.

5. Россия участвует в двух основных конвенциях, затрагивающих договорные отношения: в Конвенции ООН 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров (Венской конвенции ООН 1980 г.) и в Конвенции ООН 1988 г. о международном финансовом лизинге (Оттавской конвенции ООН 1988 г.). Если указанными Конвенциями установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены ГК, на основании последнего абзаца п. 2 ст. 7 применяются правила Конвенций. При совпадении правил Конвенций и предписаний ГК указанные Конвенции применяются на основании п. 1 ст. 7 ГК (см. также комментарий ст. 1186).

Как предусмотрено в ст. 4 Венской конвенции ООН 1980 г., она регулирует только заключение договора купли-продажи и те права и обязательства сторон, которые возникают из такого договора. В деле МКАС N 55/1998 (решение от 10 июня 1999 г.) арбитры признали применимым к заключенному российским продавцом и кипрским покупателем договору международной купли-продажи товаров российское право и как составную часть права России - Венскую конвенцию ООН 1980 г. По вопросам, не предусмотренным в договоре, которые прямо не разрешены в Конвенции и не могут быть урегулированы в соответствии с общими принципами, на которых она основана, согласно п. 2 ст. 7 Конвенции подлежат применению - в качестве субсидиарного статута - нормы российского законодательства. Ответчик оспаривал действительность дополнений к договору, подписанных сторонами путем обмена факсимильными сообщениями. При решении данного вопроса арбитры исходили из того, что согласно ст. 4 Венской конвенции ООН 1980 г. она не касается действительности самого договора и каких-либо из его положений. Конвенция не содержит и общих принципов, которые могли бы послужить основой для решения вопроса о действительности договора. Поэтому данный вопрос разрешался на основе норм ГК.

--------------------------------
См.: Практика Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации за 1999 - 2000 г. С. 111 - 116.

Следовательно, когда договор международной купли-продажи подчинен Венской конвенции ООН 1980 г., по ее правилам будут определяться: толкование договора; права и обязанности сторон договора; исполнение договора; последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения договора; прекращение договора. Последствия же недействительности договора будут определяться по нормам подлежащего применению права.

Согласно п. 2 ст. 7 Конвенции вопросы, относящиеся к предмету регулирования, которые в ней прямо не урегулированы, разрешаются в соответствии с общими принципами, на которых она основана, а при отсутствии таких принципов - в соответствии с правом, применимым в силу норм международного частного права. Так, наряду с положениями Конвенции к вопросам о последствиях неисполнения или ненадлежащего исполнения применяются нормы отечественного и иностранного права, определяющие размер процентов годовых, взыскиваемых на основании ст. 78, 84 Венской конвенции ООН 1980 г.

--------------------------------
Дело N 152/1996, решение от 12 января 1998 г. См.: Арбитражная практика за 1998 г. М.: Статут, 1999. С. 18 - 20.

В деле N 174/1997 (решение от 25 декабря 1998 г.) требование о взыскании процентов годовых за пользование чужими денежными средствами удовлетворено на основании ст. 84 Венской конвенции ООН 1980 г. по ставке банковского процента, установленной итальянским законодательством. См.: Арбитражная практика за 1998 г. С. 246 - 249. Дело N 65/1997 (решение от 10 января 1998 г.). См.: Арбитражная практика за 1998 г. С. 15 - 19.

Примером восполнения положений Конвенции по вопросам неустойки является дело N 65/1997 (решение от 10 января 1998 г.) . Учитывая, что в Венской конвенции ООН 1980 г. отсутствуют предписания о неустойке и о ее соотношении с убытками, МКАС разрешил спор сторон по этим вопросам на основании субсидиарно примененных норм ГК. Арбитры пришли к выводу, что требование истца об уплате ответчиком штрафа за просрочку в оплате товара соответствует условиям контракта, которыми не предусматривается ограничений по общей сумме штрафа. Учитывая, что размер штрафа в три раза превышает сумму долга ответчика за поставленный товар, арбитры, признавая право истца на получение штрафа, сделали вывод о явной его несоразмерности последствиям нарушения обязательства и, основываясь на ч. 1 ст. 333 ГК, а также учитывая положения п. 1 и 2 ст. 10 ГК, уменьшили сумму штрафа, присуждаемого в пользу истца.

--------------------------------
Решение от 10 января 1998 г. См.: Арбитражная практика за 1998 г. С. 15 - 19.

Консультации и комментарии юристов по ст 1215 ГК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 1215 ГК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.