Статья 1223 ГК РФ. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения

Текущая редакция ст. 1223 ГК РФ с комментариями и дополнениями на 2018 год

1. К обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения, применяется право страны, где обогащение имело место. Абзац утратил силу с 1 ноября 2013 года - Федеральный закон от 30 сентября 2013 года N 260-ФЗ.

2. Если неосновательное обогащение возникло в связи с существующим или предполагаемым правоотношением, по которому приобретено или сбережено имущество, к обязательствам, возникающим вследствие такого неосновательного обогащения, применяется право страны, которому было или могло быть подчинено это правоотношение.

3. Правила настоящей статьи применяются, если между сторонами обязательства, возникающего вследствие неосновательного обогащения, не заключено соглашение о праве, подлежащем применению к этому обязательству (статья 1223.1). (Пункт дополнительно включен с 1 ноября 2013 года Федеральным законом от 30 сентября 2013 года N 260-ФЗ)

Комментарий к статье 1223 ГК РФ

1. Коллизионная норма, определяющая право, подлежащее применению к обязательствам вследствие неосновательного обогащения (кондикционным обязательствам), впервые появилась в ст. 168 ОГЗ 1991 г.; в ранее действовавшем российском законодательстве (ГК 1964 г.) подобной нормы не содержалось.

Норма, повторяющая правило ст. 168 ОГЗ 1991 г., была включена и в Модель ГК для стран СНГ.

Положения о праве, применимом к обязательствам из неосновательного обогащения, содержатся в законодательстве о международном частном праве многих стран. В большинстве стран этому вопросу посвящены специальные коллизионные нормы (Австрия, Венгрия, Румыния, Швейцария, Германия и др.). В законодательстве некоторых стран обязательства из неосновательного обогащения включаются в объем общей коллизионной нормы наряду с обязательствами, возникающими из ведения чужих дел без поручения, уплаты недолжного (Италия, Венесуэла, Тунис).

2. Статья 1223 в отличие от ст. 168 ОГЗ 1991 г., содержавшей одну императивную коллизионную норму о праве, применимом к неосновательному обогащению, состоит из двух пунктов, которые включают коллизионную норму общего характера и коллизионную норму для тех случаев, когда неосновательное обогащение возникло в связи с существующим или предполагаемым правоотношением. Таким образом, в новой коллизионной норме произошла дифференциация регулирования, учитывающая, что обязательства из неосновательного обогащения могут возникать как при отсутствии правоотношения между сторонами, так и при наличии этого правоотношения или его предположительном существовании.

Такое регулирование в большей степени обеспечивает гибкий подход к определению применимого права с учетом разнообразия случаев неосновательного обогащения.

Общая схема ст. 1223 имеет очевидное сходство с аналогичными нормами зарубежного законодательства, для которого также характерно дифференцированное регулирование в двух коллизионных нормах - общей и специальной - о праве, применимом к тем случаям, когда неосновательное обогащение возникло "в связи с существующим или предполагаемым правоотношением" или "в связи с исполнением, которое производится на основе какого-либо правоотношения" (законодательство Австрии, Румынии, Германии, Турции). Наибольшее сходство комментируемая норма имеет с законодательством Швейцарии, с той разницей, что аналогичные пункты в указанной статье расположены в ином порядке.

3. Для толкования понятия "неосновательное обогащение" следует обратиться (согласно п. 1 ст. 1187 ГК) к соответствующим положениям российского права. Согласно п. 1 ст. 1102 ГК под неосновательным обогащением понимается приобретение или сбережение имущества без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований, произведенное за счет другого лица.

4. В п. 1 содержится общее положение, определяющее право, применимое к кондикционным обязательствам. В первой части нормы практически повторяется текст ст. 168 ОГЗ 1991 г., предусматривавший, что к обязательствам вследствие неосновательного обогащения применяется право страны, где обогащение имело место, т.е. где было приобретено или сбережено имущество. Однако в отличие от императивной нормы ОГЗ, не допускавшей участия сторон в определении применимого права, общая норма, предусмотренная в п. 1, носит относительно диспозитивный характер, поскольку дает сторонам возможность договориться, что к таким обязательствам применимо право страны суда. Аналогичная возможность предоставлена сторонам соответствующей нормой швейцарского закона о международном частном праве.

Таким образом, новая коллизионная норма фактически содержит две альтернативные формулы прикрепления; при этом первая (основная), отсылающая к праву страны, где обогащение имело место, применяется судом, если стороны не воспользовались своим правом подчинить отношения закону страны суда.

5. Рассмотренная основная формула прикрепления уже известна российской судебной и арбитражной практике. В качестве примера может быть приведено решение арбитражного суда Российской Федерации по иску российского акционерного общества к рижской фирме о взыскании с нее незаконно полученных финансовых средств. Истец по данному делу долгое время сотрудничал с латвийским фермерским хозяйством, перечисляя на его счет стоимость произведенных им поставок. В начале 1995 г. реквизиты хозяйства изменились, о чем российское акционерное общество было извещено. Однако к этому времени оплата очередной партии товара уже была произведена и деньги зачислены на прежний счет, который теперь уже принадлежал иному лицу - рижской фирме, имеющей филиал в России. Истец, обращаясь в арбитражный суд, в обоснование своих требований ссылался на нормы российского материального права. При разрешении данного спора суд учел, что неосновательное обогащение имело место в Латвии. Согласно ст. 168 ОГЗ 1991 г. применяется право страны, где неосновательное обогащение имело место. В данном случае при разрешении спора по существу в российском арбитражном суде согласно коллизионной норме российского законодательства подлежало применению латвийское гражданское законодательство .

--------------------------------
Обзор судебно-арбитражной практики разрешения споров по делам с участием иностранных лиц. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 16 февраля 1998 г. N 29. Сборник Постановлений Пленумов ВС и ВАС РФ по гражданским делам. М., 2000. С. 605, 606.

Критерий выбора права, применимого к обязательствам из неосновательного обогащения, на основе места обогащения принят в законодательстве большинства стран. Использование в качестве формулы прикрепления права страны, на территории которой имели место события (факты), явившиеся причиной возникновения таких обязательств, встречается весьма редко (законодательство Италии, Венесуэлы).

Вместе с тем нельзя не отметить, что до принятия ст. 168 ОГЗ 1991 г. в отечественной доктрине Л.А. Лунцем предлагался иной коллизионный критерий, основанный на том, что объединяет отдельные случаи неосновательного обогащения. Л.А. Лунц отмечал, что уменьшение имущества у одного лица и сбережение или приобретение имущества другим лицом взаимно обусловлены именно потому, что они вытекают из данного действия или события, которое можно (как правило) локализовать, и считал, что локализации поддается одно лишь указанное действие или событие (уплата недолжного, переработка чужого материала и т.п.), но не эффект, т.е. не само неосновательное обогащение (Лунц Л.А. Курс международного частного права. Т. 2. Особенная часть. М. С. 380).

Отражение такого подхода можно найти в решении МКАС при ТПП РФ по делу N 451/1991 от 25 января 1995 г. Поскольку ОГЗ 1961 г., действовавшие на момент заключения сторонами договора, не предусматривали коллизионной нормы, определяющей право, применимое к обязательствам из неосновательного обогащения, применимым было признано право Белоруссии с учетом того, что основным местом, в котором происходили действия сторон, вызвавшие возникновение обязательства из неосновательного обогащения, являющегося предметом спора, была территория Белоруссии .

--------------------------------
Практика Международного коммерческого арбитражного суда. Научно-практический комментарий. Автор и составитель М.Г. Розенберг. М., 1997. С. 20, 21.

6. Пункт 2 содержит новую коллизионную норму для тех случаев, когда неосновательное обогащение возникло в связи с правоотношением, поясняя, что это правоотношение может быть и существующим, и только предполагаемым, а это включает в объем данной нормы весьма различные ситуации.

Наиболее типичной для неосновательного обогащения, возникшего в связи с существующим правоотношением, является ситуация, когда, например, возникают требования одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством (как это предусмотрено в п. 3 ст. 1103 ГК). В подобной ситуации неосновательное обогащение может возникнуть в результате переплаты цены, оплаты неисполненного, поставки товара с превышением согласованного количества или проявляться в каком-либо ином выходе за пределы обязательства.

В этих случаях согласно п. 2 ст. 1223 подлежит применению право, которому подчинено существующее правоотношение. Если таким правоотношением является договор, то применимым к обязательству из неосновательного обогащения может быть признано право, избранное сторонами в соответствии со ст. 1210 ГК, либо - при отсутствии соглашения сторон - право, определенное на основе ст. 1211 (см. комментарий к этим статьям).

Поскольку объем коллизионной нормы, содержащейся в п. 2, охватывает и ситуации, когда неосновательное обогащение возникло в связи с предполагаемым правоотношением, ее действие распространяется и на случаи, когда получено исполнение по договору, заключенному под отлагательным условием, которое не наступило, или по договору, который был изначально ничтожен или признан недействительным, в связи с чем возникает требование о возврате исполненного по недействительной сделке (как это предусмотрено п. 1 ст. 1103 ГК).

Данные ситуации объединены одной формулой прикрепления, отсылающей к праву, которому могло быть подчинено соответствующее отношение. Это право определяется на основе коллизионных норм, которые бы применялись, если бы это отношение существовало (в частности, если бы договор был действительным или считался надлежащим образом заключенным).

Иллюстрацией применения права страны, которому могло бы быть подчинено предполагаемое правоотношение, может служить решение МКАС при ТПП РФ по делу N 289/1997 от 13 апреля 1998 г. по иску ливанской фирмы к российской организации. Истцом и ответчиком был заключен договор о совместной деятельности в целях реализации в г. Москве инвестиционного проекта на реконструкцию строительного объекта. Договор был заключен под отлагательным условием, которое не наступило. Вместе с тем истцом были переведены ответчику перечисленные авансом в счет договора денежные суммы, возврата которых истец потребовал в исковом заявлении. Поскольку при заключении договора о совместной деятельности стороны не согласовали применимое право, МКАС, основываясь на п. 2 ст. 28 Закона о международном коммерческом арбитраже 1993 г., учитывая, что по договору о совместной деятельности предлагалось провести реконструкцию здания в г. Москве, счел возможным применить к отношениям сторон по спору (в силу п. 2 ст. 166 ОГЗ 1991 г.) российское материальное право, а именно части первую и вторую ГК. В качестве неосновательного обогащения искомые суммы были взысканы с ответчика на основании ст. 1102 ГК .

--------------------------------
См.: Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации. Арбитражная практика за 1998 г. Сост. М.Г. Розенберг. М., 1999. С. 94 - 90.

Консультации и комментарии юристов по ст 1223 ГК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 1223 ГК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.